Автор: Администратор
Китай Категория: Изучение Китая в РФ
Просмотров: 512

2004. В истории КНР наступает новый, принципиально новый даже по сравнению с предшествующим периодом этап развития, находящийся в поле зрения социологов и политологов, но не историков. Весьма характерно, что ни одно из следующих одно за другим события в.жизни китайского социума - обе сессии VIII Съезда КПК, собственно Великая Пролетарская Культурная революция, X Съезд КПК, дело Линь Бяо, смерть Мао Цзэ-дуна, арест «четверки», провозглашение курса на «Четыре модернизации», движение «стены демократии», отстранение от власти Хуа Го-фэна, фракционная борьба в КПК 80-х гг., приведшая к трагедии 1989 г. и прочее, - фактически не были своевременно подвергнуты анализу исследователями и каждое из этих событий было для синологов своего рода откровением. Любопытно, что периоды 1977 - 1982 и 1989 — 1993 гг. стали своего рода «интеллектуальной депрессией» в особенности для политологических исследований в США.

01.04.2004 Конфуцианское учение в политической теории и практике КНР. Мартынов Д.Е.

Никак не претендуя на создание всеобъемлющего очерка конфуцианской мысли и идеи, мы все же можем заявить, что во второй половине XX в. развитие этой самой мысли «замкнуло круг» интеллектуальных усилий -от либеральной и марксистской критики и даже отрицания конфуцианства, до либеральной и традиционалистской апологетики и современных экономических и этических мотивировок нового восприятия конфуцианства. Заметим, что современные глобалистические тенденции концентрации на универсальности конфуцианских идей гармонии и забвение традиции имперского конфуцианства, с его воинствующим авторитаризмом и консерватизмом, способно существенно исказить истинное содержание слова Учителя. Посему представляется, что время для нового критико-рефлексивного понимания традиции пришло, и это понимание будет отлично от недавнего агрессивного атрадиционализма, а также «модного» в наши дни культурно-цивилизационного оптимизма в отношении универсальности идей конфуцианства. 

 Настоящая работа является первой, систематически анализирующей соотношение современной политики и традиционной идеологии в Китае второй половины XX в.

В истории КНР наступает новый, принципиально новый даже по сравнению с предшествующим периодом этап развития, находящийся в поле зрения социологов и политологов, но не историков.

Нам приходится констатировать большие трудности в определении и оценке конфуцианства и неоконфуцианства, возникшие перед теоретиками как СССР, и западноевропейских школ, так и исследователями КНР1. Связано это было, в первую очередь, с большим комплексом прагматических и догматических факторов, действующих в общем процессе переосмысления китайской культуры с точки зрения новой официальной идеологии2. С одной стороны, идейно абсолютно господствовавшее.в Китае целое тысячелетие неоконфуцианство завершило создание духовного облика ханьцев, сохранив (и во многих отношениях оживив) преемственность с древней конфуцианской традицией, обусловившей всю специфику китайской цивилизации. С этой позиции любая попытка самоидентификации крупнейшей в мире нации не может не быть конфуцианской и неоконфуцианской (подобно тому, что невозможна вне христианства самоидентификация европейских и западных вообще народов, в том числе и русского). С другой стороны, к середине XX в. конфуцианство в Китае, как, например, православие в России представлялось мёртвым, или, по крайней мере, умирающим пережитком прошлого. Г. Вильгельм, в упоминавшейся выше работе, заметил, что неоконфуцианство стало уже весьма непопулярным в конце имперского периода, и в начале республиканского периода настолько лишилось к себе расположения (во многом благодаря отказу от него д-ра Ху Ши - видного деятеля «Движения за новую культуру»), что под вопрос было поставлено само включения конфуцианства и неоконфуцианства в университетский курс китайской философии и идеологии3.

Только с конца 70-х гг., т.е. с началом комплексных реформ и поиска новых идейных ориентиров, конфуцианство и неоконфуцианство стало предметом особенно пристального внимания со стороны учёных России, Запада и самой КНР

01.03.2004 Философские основания этики устойчивого развития Китая. Цыденова И.Р.

У Китая есть, что предложить миру. Это не только успехи социально-экономической политики. Великая китайская традиционная культура содержит много ценностных установок, которые служат основанием для устойчивого развития самой древней цивилизации. Ведь концепция устойчивого развития предполагает необходимую реорганизацию не только и не столько в социально-политической, экономической и экологической сфере, а, прежде всего, - это «революция в ценностях», это духовно-нравственное преобразование общества на основе единения человека, природы и космоса.

С этой точки зрения, морально-этические императивы китайской философской традиции представляют собой особую ценность. Китайская философия играла определяющую роль в формировании мировоззрения китайцев, поэтому они всегда рассматривали себя как органическую часть единой Вселенной. Экологическая этика традиционно не позволяла нарушать гармонию социоприродного взаимодействия. Таким образом, еще в Древнем Китае, по мнению многих исследователей, были заложены аксиологические основы устойчивого развития.

Экологическая этика исходит из осознания внутренней связи нравственного долга и идеи целостности экосистем. «Следовать экологическим законам природы - это не только быть благоразумным из одних лишь человеческих соображений, безотносительно к окружающей природе в ее внутренних измерениях и с учетом ее внешних оіраничений; напротив, следовать именно экологической сути вещей становится фундаментальной целью, или, иначе говоря, само единство человека с его окружением определяет основу для человеческих ценностей»

01.02.2004 Воздействие современных форм религиозного синкретизма на духовную жизнь КНР. Гусев И.В. 

Знания исторически сложившихся традиций, обычаев и нравов, системы ценностей, национально-психологических особенностей и особенностей религиозного сознания граждан КНР требуют обновления и углубления их изучения. Необходимость исследований в этой области вызвана глубокими изменениями в социально-политической и экономической обстановке в КНР, которые не могли не внести коррективы в поведение китайцев, их традиции и нравы, отношение к национальным ценностям. В работе предпринята попытка провести исследование наиболее рельефных религиозных особенностей китайцев. В XIX - XX веках религиозный мир Китая рассматривался и изучался в соответствии с принятой практикой поаспектно, по отдельным элементам (конфуцианство, даосизм, буддизм, «народные верования», синкретические религии), что в настоящее время делает необходимым изучение комплекса религий и религиозных воззрений, который в реальности превращается в уникальный религиозный синкретизм, без рассмотрения которого полное и адекватное описание религиозной жизни современного Китая, ее фактуры и общих тенденций развития невозможно. В отечественной науке эта тематика, к сожалению, относится к числу наименее разработанных. Кроме того, изучение религиозных учений и религиозного синкретизма позволяет решать ряд проблем типологии социальных структур, а также политической истории и истории общественной мысли Китая.

Знание и учет религиозных особенностей китайцев, их духовной жизни, роли религий и религиозных воззрений в современном обществе Китая облегчит ведение переговоров, установление дипломатических, экономических и культурных связей между странами Азиатско-Тихоокеанского региона. 

01.01.2004 Проблемы китайско-российских отношений в современной политической мысли КНР. Чжан Линьтао

Итория Китая прошла за последние полвека несколько сложных этапов, каждый из которых характеризовался своим подходом к проведению политики, как внутренней, так и внешней. Дружба с СССР, которая иногда переходила в культ "первого в мире социалистического государства", сменилась долгими годами напряженности в отношениях между двумя странами, доходящей до вооруженных столкновений. На протяжении долгого времени в Китае вообще господствовала идея, что можно существовать, не имея особых контактов с внешним миром, опираясь исключительно на "собственные силы". Из этого выросла концепция "ограниченной ядерной войны", согласно которой две сверхдержавы - СССР и США - уничтожат друг друга в ядерной войне, а Китай, оставшись "в стороне", выйдет из нее с минимальными потерями... 

За 20 лет реформ рыночные отношения заняли в КНР доминирующее положение. Но они повлекли за собой и глубокие изменения в политической системе Китая. С отказом от планирования в экономике и переходом к рынку китайское руководство утратило возможность полностью контролировать экономическую сферу деятельности. Одновременно ослаблялся контроль над личной жизнью граждан. Таким образом, режим, существовавший в годы правления Мао Цзэдуна, утратил свою базу. В то же время политическая сфера, равно как и общественная жизнь, продолжает находиться под жестким контролем государства. 

В настоящее время политическая система в Китае имеет четыре характерные черты: Правящие круги превращаются в замкнутую касту, стоящую вне классов общества. При этом она монополизирует политическую власть; Личная жизнь граждан и экономическая сфера постепенно уходят из-под контроля руководства (в 2018 г. уже не так. см. 25.10.2017 Большой брат с большими данными: как в Китае вводят индивидуальный рейтинг граждан.  Вероника Елкина). В то же время общественно-политическая сфера продолжает жестко контролироваться; руководство принимает меры для обеспечения политической, экономической и социальной стабильности; При сохранении контроля над политической сферой, китайское правительство подвергло реформированию сферу идеологии. Для сегодняшнего коммунистического руководства марксизм-ленинизм и идеи Мао Цзэдуна потеряли актуальность. Для создания новой идеологической базы были привлечены идеи Дэн Сяопина. Ядром ее является "один центр - два основных принципа"

Цель данного исследования — определить основные направления китайской политической мысли в отношении России и на данной основе попытаться дать прогноз развития этих отношений.